Необычная музыка
Get Adobe Flash player

роль ШКОЛы В ТЕАТРАЛЬНОЙ И МУЗЫКАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКЕ. Часть 1.


На первый взгляд те течения фортепианной педагогики, которые получили название психотехнической школы, не имеют точек соприкосновения с системой воспитания актера, разработанной К. С. Станиславским. Более глубокое изучение позволяет, однако, усмотреть общий психологический принцип, положенный в основу этих направлений музыкальной и театральной педагогики. Его можно изложить, используя известные формулировки Станиславского: «подсознательное — через сознательное, непроизвольное — через произвольное»; «подсознательное творчество природы — чрез сознательную психотехнику артиста». 

Еще в конце прошлого века М. Курбатов в очень интересной, но не получившей, к сожалению, широкой известности брошюре, посвященной вопросам фортепианного искусства, писал: «Вполне понятно стремление… проанализировать и объяснить другим фортепианные приемы… Однако дело чрезвычайно затрудняется тем обстоятельством, что художественными приемами следует пользоваться бессознательно… добиваясь правильных движений при помощи слуха: стоит только обратить внимание на движение руки, и сейчас же это движение становится деланным, преднамеренным». 

В 1905 году Ф. Штейнгаузен в своем труде «Die physiologi- schen Fehler und die Umgestaltung der Klaviertechnik», который является важной вехой в развитии теории фортепианной игры, указывал, что «художник бессознательно выискивает самые лучшие и целесообразные движения, чтобы с их помощью воплотить идеал, парящий перед его внутренним оком»; что «напрасны все старания искусственно превратить в сознательный процесс все то, что по природным законам происходит бессознательно»; что «закономерность и полная бессознательность — существо всех процессов движения». 

Согласившись с положениями М. Курбатова и Ф. Штейнгаузена, фортепианная педагогика могла сделать один из следующих выводов: либо отказаться от какого-либо воздействия на выбор целесообразных приемов и на воспитание техники играющего, положившись на случай, на неизведанные силы природы; либо искать обходные, окольные пути воспитания, не превращая «в сознательный процесс все то, что по природным законам происходит бессознательно». Наконец, мог быть и третий вывод, который сделал — в противоречии с самим собой — Штейнгаузен: все же учить тело движениям, пытаясь… осознавать то, что «по природным законам происходит бессознательно».

Похожие статьи: