Необычная музыка
Get Adobe Flash player

О психотехнических школах. ЧАСТЬ 2.

Первый из этих выводов не мог быть плодотворным: фортепианная педагогика перестала бы выполнять свою функцию, если бы доверилась случаю, ждала бы милостей от природы человека вместо того, чтобы ею управлять. Третий вывод означал бы — в полном противоречии с логикой — возвращение к исходным по-зициям анатомо-физиологической школы.
Прогрессивным мог быть только второй из этих выводов: если на некоторые процессы невозможно воздействовать непосредственно, надо искать окольные подходы к цели, кружные пути сознательного управления подсознательными процессами. Этим путем и пошли передовая фортепианно-педагогическая теория и практика. М. Березовский — один из авторов, пытавшихся теоретически обосновать новое направление фортепианной педагогики,— писал, что «в сложных движениях недостаточно одного только сознания; кроме сознания, мы должны отыскивать какие-то другие нервно-психические силы, а также должны уметь соответственным образом управлять этими силами при выполнении нашим телом сложных движений. Именно в музыке, а в особенности в технике игры на фортепиано, психика подсознания, несомненно, играет важную роль».
Итак, надо научиться окольными путями, управлять «психикой подсознания» при выполнении нашим телом сложных движений — таков исходный тезис рассматриваемого течения фортепианной педагогики. Эта формулировка совпадает с основным положением системы Станиславского: «У нас нет прямых путей подхода к области подсознания, и потому мы должны пользоваться косвенными».
Отсюда лозунг системы: «подсознательное — через сознательное». Представители психотехнического направления фортепианной педагогики предлагают различные методы воспитания техники пианиста по принципу «подсознательное — через сознательное». Но в одном они сходятся: важнейшим средством, помогающим испол¬нителю найти нужные технические приемы, являются целенаправ-ленность и целеустремленность действия. Об этом пишет Ф. Бузони: «Для технического совершенствования требуются в меньшей степени физические упражнения, а в гораздо большей психически ясное представление о задаче — ис¬тина, которая может быть ясна не всякому фортепианному педагогу, но которая известна каждому пианисту, достигшему своей цели путем самовоспитания и размышлений». Об этом же говорит И. Гофман: «Придайте четкость звуковой картине в вашем представлении — пальцы должны будут повиноваться». То же положение развивает и В. Бардас: «В работе над техникой надо руководствоваться фантазией и умением истолковать нотную запись, умением представить себе звучность—прообраз этой записи».

Похожие статьи: